“Копирастный рэкет” (или о том, как работает РАПО и другие “антипиратские” организации).

В связи с последними трендами внутренней государственной политики по борьбе с пиратством “антипиратская деятельность” стала довольно популярной разновидностью правозащитной работы. Положения законов об авторском праве позволяют преследовать довольно широкое количество людей и организаций, предъявляя им требования, связанные с нарушением авторских прав. Найти факты нарушения исключительных прав не так уж сложно, ведь все распространяется в сети в различных формах, а контролировать хаотичное копирование сегодня уже никому не под силу.

“Антипиратство” стало довольно прибыльной деятельностью в современных условиях. Во-первых, некоммерческие организации, имеющие соответствующий профиль, а также различные юридические/адвокатские образования имеют возможность получать оплату от самих правообладателей за выполняемые ими работы по мониторингу пиратства конкретных каталогов произведений и правовому обеспечению работы, в т.ч. за направление претензий (которые в сети называют абузами, от англ “abuse” - злоупотребление, нарушение), исков и пр. Во-вторых, антипиратские представители правообладателей зачастую требуют от нарушителя выплаты компенсации за нарушение исключительных прав во внесудебном порядке. В противном случае, нарушитель предупреждается о том, что в отношении него будет направлено заявление о возбуждении уголовного дела по ст.146 УК РФ, предусматривающей до 6 лет лишения свободы, а также будет предъявлен иск, в котором сумма компенсации будет гораздо больше (закон позволяет взыскивать до 5 000 000 рублей за каждый случай нарушения). В результате, несмотря на благие цели, заявляемые антипиратскими организациями и разного рода борцами за чистоту копирайта, зачастую борьба с пиратством превращается в узаконенный рэкет (я называю его “копирастным рэкетом”).


В моей  практике ко мне неоднократно обращались владельцы различных сайтов, добросовестно владеющие информационными и социальными ресурсами в связи с тем, что в их адрес приходили абузы с требованием “прекратить нарушение исключительных прав на произведение в связи с доведением его до всеобщего сведения по средствам сети Интернет, а также выплатить сумму компенсации за нарушение авторских прав”. При этом, зачастую требования касались объектов, хотя и защищенных по умолчанию авторским правом, но не имеющих какой-либо значимой коммерческой деятельности. Да и сами объекты, нарушение прав на которые вменялось владельцу сайта, можно было найти в широком доступе на самых различных ресурсах (например абуза сайту http://twilighters.ru/ за нарушение на форуме одним из пользователей исключительных прав на стихотворение, принадлежащее luk-media.ru). Во всех случаях, те, кто направлял абузы, предварительно осуществляли нотариальное заверение страниц сайта, и довольно последовательно аргументировали свою позицию, так что неискушенным в авторском праве получателям абуз было не до смеха, ведь формально закон был на стороне правообладателей, а российские правоприменители в лице судов и отделов К, разрешая подобные дела в области защиты интеллектуальных прав, не отличаются своими взвешенными подходами и справедливыми решениями. Так что во всех случаях оставался риск привлечения к гражданской и уголовной ответственности.

В зарубежной практике широко известен случай копирастного рэкета в отношении фильма “Антихрист” 2010 года датского кинорежиссёра Ларса фон Триера. Правообладатель заработал больше денег от угроз засудить людей, предположительно нелегально скачавших его фильм, чем от кассовой выручки и продаж видео и DVD вместе взятых (по данным КиноПоиска бюджет картины был 11 000 000 $, а сборы составили лишь 791 867 $).. Бизнес-идея была абсолютно незатейливой. Всё, что ему нужно было сделать, – это рассылать письма со словами «заплатите нам 1200 евро немедленно или мы вас засудим на сумму в пять раз больше». Более 600 немецких получателей письма были достаточно напуганы угрозой дорогостоящего судебного процесса, чтобы заплатить. Даже если некоторые из них были, на самом деле, невиновны или хотя бы просто считали, что 1200 евро – не вполне разумное наказание за просмотр фильма (который даже не был успешным по кассовым сборам) бесплатно, но решили, что это не стоит риска пойти под суд. Подобных примеров на сегодня довольно много, и они наглядно демонстрируют то, как законодательство об авторском праве (в свое время введенное для баланса интересов творца, посредника и общества) может быть использовано в современных условиях для вышибания денег из обычных граждан и малого бизнеса.

“Антипиратство” по-русски 

MPAA (Motion picutres Association of America) является крупнейшей Ассоциацией американского кино бизнеса, в которую входят все гиганты голливудских холмов - Sony, MGM, Disney, Universal, Paramount, 20th Ct. Fox, Warner Bros и др. На сегодня MPAA является одной из самых влиятельных организаций США, которая имеет реальные рычаги лоббирования в Сенате и администрации президента США. Именно ею впервые была предпринята попытка получения в судебном порядке доступа к спискам пользователей-нарушителей, которые имеются у администраторов торрент-трекеров, для дальнейшего предъявления исков. Она же предъявляла первые иски к торрент-ориентированным сайтам www.torrentspy.com (ресурс, позволяющий искать торрент-файлы в различных трекерах с поддержкой протокола BitTorrent), www.elitetorrents.com и множеству других сайтов в США, она же инициировала уголовное преследование “Пиратскую бухты” в Швеции, она же лоббировала интересы голливудских студий при принятии таких скандальных американских законов как SOPA и PIPA, а также подписание международных соглашений ACTA и TPP, направленных на борьбу с нарушением авторских прав. MPAA, обладая довольно серьезными политическими и финансовыми ресурсами, могла себе позволить открывать свои ячейки по всему миру для более оперативной и широкомасштабной борьбы с пиратством.

В ноябре 1997 года MPAA основала и свои российской подразделение - некоммерческое партнерство «Российская антипиратская организация по защите прав на аудиовизуальные произведения» (РАПО). Раньше, до того, как Россия начала быстро покрываться ШПД, РАПО занимались борьбой с лоточниками, продававшими контрафактные видео и DVD на развалах, и не было особо заметно, однако деятельность указанной организации стала широко известна в связи с ее последней активностью по борьбе с он-лайн пиратством. Именно с ее подачи были возбуждены уголовные дела в отношении семьи Лопуховых (дело о ресурсе Interfilm.ru и puz-karapuz.ru) с оценкой стоимости нарушенных прав на 29 фильмов в 750 000 000 рублей, а также ряда иных известных торрент-трекеров, и контент-ориентированных сайтов. Обладая значительными ресурсами для ангажирования следствия по делам о преступлениях, предусмотренных ст.146 УК РФ (нарушение авторских и смежных прав), РАПО удается доводить уголовные дела до обвинительных приговоров суда.

При этом, в подобных делах РАПО участвует в качестве потерпевшего, а ее сотрудники фигурирует и в качестве переводчиков (осуществляя перевод договор и писем от американских компаний по оценке стоимости прав), и в качестве специалистов (давая оценку “контрафактности произведений” и стоимости нарушенных прав на произведения), и в качестве свидетелей (заверяя протоколы следственных действий по исследованию сайтов), показания которых в последствии становятся доказательствами по делу. Напомню, что определение стоимости нарушенных прав является существенным обстоятельством, т.к. уголовная ответственность за совершение преступления наступает лишь за крупный ущерб (более 100 000 рублей) и особо крупный ущерб (более 1 000 000 рублей).

И несмотря на то, что Пленум Верховного суда в своем постановлении от 19 июня 2006 г. № 15 популярно разъяснил, что при назначении экспертизы в связи с необходимостью исследования объектов авторского права и (или) смежных прав суды должны соблюдать требования о недопустимости привлечения в качестве экспертов или специалистов лиц, связанных трудовыми или договорными отношениями с правообладателями, следователи буквально дословно переписывают в обвинительное заключение заявления правообладателей о стоимости нарушенных прав, а обвинение и суд в последствии поддерживают эту оценку, не проводя никаких финансово-экономических экспертиз.

Получается довольно странная история, и правоприменительная практика исходит из того, что правообладатель вправе самостоятельно устанавливать стоимость прав на свое произведение в рамках уголовного дела, а это значит, что фактически любое лицо даже за мало-мальское нарушение чьих-то авторских прав подлежит уголовной ответственности, если потерпевший правообладатель оценит свои права более чем на 100 000 рублей. После осуждения Лопуховых, которые являлись модераторами двух сайтов, РАПО заявили, что будут готовить методички о том, как посадить за торренты и налаживать практику возбуждения иных уголовных дел. Собственно так и произошло, и РАПО начали шагать по стране, выискивая очередных пиратов. Напомню, что технология BitTorrent предназначена для обмена информацией через Интернет без использования отдельных серверов для хранения файлов. Скачиваемая информация пересылается между компьютерами простых пользователей, а на сервере хранится только описание скачиваемого файла. Поэтому любой сидер или личер, который осуществляет раздачу в p2p может быть обвинен в нарушении авторских прав (подобное уже происходит в Германии). Собственно, это и есть тот путь по запрету торрент-сетей, по которому движутся американские мейджоры.

Без вины виноватый

РАПО обзавелись достаточно широкой агентской сетью по всей стране. Как правило, это бывшие сотрудники полиции, или приближенные к ним лица. Совместное возбуждение и расследование преступлений приносит профит как самому РАПО, так и полицейскому ведомству. 

Первые получают оплату от американских боссов и признание их в качестве заслуженного борца с пиратством, вторые - положительную палочную статистику и “благодарность за исполнение служебных обязанностей” от РАПО. Как говорится, на войне все средства хороши. Чтобы дела возбуждались, РАПОшники не гнушаются провокаций, подстав и разного рода профанаций. 

Недавно к нам обратился владелец магазина по продаже домашних кинотеатров Виталий Кречик, в отношении которого было возбуждено уголовное дело с подачи все того же РАПО.  Дело в настоящий момен слушается в 87 судебном участке г. Санкт-Петербурга. И накатанная практика применяется там во всю все по той же схеме доказывания: РАПО - потерпевшие, оценка ущерба установлена со слов представителя РАПО, а совершение преступления “доказывается совокпуностью собранных по делу доказательств”. После изучения всех материалов дела, мы задались закономерным вопросом: “а было ли вообще совершено преступление?”

Обвиняемому вменяется сбыт четырёх компьютерных жестких дисков, на которых, по мнению следствия должны были быть записаны фильмы. Никого не смутил тот факт, что при проверочной закупке наличие таковых никак не подтверждалось. Понятым было на словах сообщено, что вот, мол, диски и на них есть фильмы. Оперативники, имея возможность подключить жесткие диски к компьютеру, почему-то не проверили лично и не продемонстрировали наличие фильмов понятым.Существование фильмов на жестких дисках определили уже потом, спустя неделю, а то и позже.

А вот что рассказывает сам обвиняемый.

“Всё началось с визита в наш офис двух странных покупателей. Мы торгуем домашними кинотеатрами не самой средней категории. Цены за комплект достигают цены хорошего автомобиля. Оба покупателя выбирали кинотеатр, якобы для знакомого проживающего за Уралом. В комплект, к которому упорно хотели приобщить HD-приставку, способную с жёсткого диска воспроизводить видео, любого формата. Один из них, принёс собственный жесткий диск с фильмами – не очень качественными рипами, явно не для большого экрана. Как я потом понял, чтобы завязать эту авантюру, дескать, ему нужны более качественные релизы и ему, их было бы неплохо приобрести в комплекте с кинотеатром… Я конечно не святой и бывало, воплощал разные клиентские капризы, но акцент, который на переговорах, эти господа делали на фильмы, явно настораживал. Они упорно просили меня записать им, что ни будь для тестов. Короче, я всё время деликатно уходил от этой темы. В итоге, они просто предложили добавить им в комплект четыре компьютерных жестких диска…

После получасовых переговоров и подсчётов вывели окончательную сумму 470 тысяч. Они взяли на раздумье неделю и растворились. Через пару-тройку дней, когда об этих посетителях я и думать забыл, начались звонки с уточнениями. И весьма настойчивая просьба за неимением времени подвезти им, прямо на вокзал, чуть ли не к поезду жёсткие диски, чтобы те могли куда-то их отправить. Как бы, между прочим, опять прозвучало пожелание, найти на дисках, что-нибудь из фильмов для тестов, уже оттестить что-то у себя… В подтверждение намерений, они были готовы передать задаток, 10% от стоимости кинотеатра. Как я уже и сообщал - я сразу заподозрил неладное. Что в этой ситуации делать. Качнуть им видео из интернета и подставится, или на всякий случай, вообще забыть о полумиллионной сделке? Я выбрал золотую середину и принёс совершенно пустые, чистые диски. Ну а дальше, всё вышло, как если бы ловили наркодилера. Я сажусь в машину к одному из этих типов. Он долго беседует со мной, фактически о фильмах, которые сам же приносил к нам в офис, на собственном жестком диске, потом забирает жесткие диски и предаёт мне задаток 47 тысяч. Я выхожу из машины и ко мне, сразу же подходит второй провокатор, тыча какой-то корочкой в лицо. Дескать, товарищ вы задержаны, руки за голову, а то надену наручники. Хоть и было слегка не по себе, но я полагал, что для меня всё закончится, как только эти провокаторы, обнаружат, что жесткие диски пустые, НО…

Жесткие диски после задержания куда-то растворились и за все четыре часа, которые меня мурыжили эти господа, никто не удосужился проверить их содержимое. Переубеждать, я их тоже не стал. Они считали, что на дисках есть фильмы, я знал, что их там нет, на том и разошлись. Полагал, что отделался малой кровью. Как выяснилось, рано успокоился, уже через полгода, когда уже всё произошедшее воспринималось как одно большое недоразумение, мне позвонил следователь и сообщил, что на меня заведено уголовное дело. Мне вменяется распространение, более 200 фильмов, которые не без известное РАПО, оценило 101 000 рублей. Разумеется, мне сразу же было предложено признать вину и упростить всем жизнь.К разочарованию следователя, я, явился с адвокатом и от столь лестного предложения отказался, за что следствие постаралось испортить мне жизнь, проведя тщательный обыск на работе и дома. Ничего криминального, не найдя, меня начали брать измором. Полгода, чуть ли не через день, нас с адвокатом вызывали в следственный комитет как на работу, продлевая дело по всяким пустякам. Теперь же дело тянется полгода в самом суде. Пока выходит так, что моё слово против слов оперативников. Скажу только, что пришлось рассматривать все варианты защиты, вплоть до проведения товароведческой экспертизы, на фильмы, которых не должно было быть.

Думаю, поначалу была задумка попроще. Для привлечения клиентов, я в инете публиковал свои статьи о настройка «железа» и о самом «железе», воспроизводящем фильмы высокого разрешения. Писал, так же и о сложностях, с которыми приходится искать качественное видео в высоком разрешении и что лицензионное не значит качественное. Адрес, где работаю, и сколько стоит хороший кинотеатр, естественно тоже не скрывал. Вот и дописался. Кто-то, поразмыслив на досуге, посчитал, что у меня есть чем поживиться и что под «тяжестью вины» мне вменённой, денег предложу сразу, или чуть попозже. А тут неувязка вышла, жесткие диски оказались пустыми, кому-то пришлось вертеться”

Видеобращение Виталия Кречика

Александр Фролов, председатель Пиратской партии России в СПб и Виталий Кречик, публицист в гостях у Николая Шендарева в программе "Форум"

Дело изобилует процессуальными нарушениями, противоречиями и наработанной РАПО порочной практикой доказывания таких преступлений. Зная методы возбуждения и расследования подобных дел, я больше склоняюсь к версии самого обвиняемого. Однако, дело движется сейчас к финишной черте и, очевидно, приговор будет обвинительным, ведь не бывает в России оправдосов. Только не при нашей судебной системе. Следующее заседание суда состоится з 13 февраля в 14:00 по адресу: Санкт-Петербург, Гранитная улица, дом 28, корпус 2, Судебный участок №87. Если кому-то будет интересно, можете сходить сами и воочию увидеть, как происходит антипиратская борьба в суровых условиях российской правосудия.

Комментарии

Аватар пользователя aleksmurin

А если подать встречный иск всвязи с подлогом. Типа жесткие диски были пустыми на момент продажи, фильмы были записаны позднее уже следственными органами. При этом провести экспертизу (ведь возможно же) При условии, что на эти диски проводилась какая-то запись позднее, доказательство суд не примет, так как оно сфабрикованное. При этом требовать возбуждения дела за мошенничество, типа организация, вступив в сговор с сотрудниками органов с целью получения прибыли, сфабриковало преступление. Ну и соответственно требовать не компенсации, а привлечения к уголовной отвенственности всех, кто участвовал, ликвидации компании, якобы организованной для совершения преступления? И идти до конца, вплоть до верховного суда. У нас вышестоящие товарищи такие дела любят и прикрыть иностранную фирму связанную с мошенниками и коррупционерами будут рады.

Аватар пользователя frontier

Uganda's President

Coach Factory Outlet

has said he's seeking advice from American scientists before he decides whether

Coach Factory Outlet

to sign a bill that criminalizes homosexuality.

Coach Outlet

Homosexual acts are illegal in Uganda. The proposed legislation passed by parliament toughens the penalties,

Coach Online Outlet

including life imprisonment for certain acts. President Yoweri Museveni 's decision backtracks from his announcement last week,

Coach Factory Outlet

when he said he'd sign the bill for "scientific" reasons.

Coach Outlet Store

At the time, he said that Ugandan scientists had determined there was no gene for homosexuality. "It was learned and could be unlearned,"

Coach Outlet Store

he said.Shortly after his announcement, U.S. President Barack Obama warned that enacting the bill would affect relations between the two nations.

Coach Outlet Online

He described the proposal as an "affront and a danger to the gay community" in Uganda.The United States and Britain are among the nation's largest donors.Placating Western donors

Coach Handbags Outlet

In what appears to be a move to placate Western donors, Museveni now says he is seeking extended guidance.

Coach Outlet Store

In a statement this week, he said U.S. scientists sent him opinions indicating "

Louis Vuitton Outlet Online

homosexuality could be congenital." "I therefore encourage the U.S.

Coach Factory Online

government to help us by working with our scientists to study whether,

Chanel Handbags

indeed, there are people who are born homosexual," Museveni said. "

Coach Factory Outlet

When that is proved, we can review this legislation."Years of debates A Ugandan lawmaker first introduced the bill in 2009 with a death penalty

Coach Factory Outlet

clause for some homosexual acts. It was briefly shelved when Britain and

Michael Kors Outlet Online

other European nations threatened to withdraw aid to Uganda,

Coach Outlet Store Online

which relies on millions of dollars from the international community.

Coach Bags Outlet

The nation's parliament passed the bill in December, replacing the death penalty provision with a proposal of life in prison for "aggravated homosexuality."

True Religion Outlet

This includes acts where one person is infected with HIV, "serial offenders"

True Religion

and sex with minors, Amnesty International said.

Michael Kors Outlet Store Online

The bill also proposed years in prison for anyone who counsels

Michael Kors Bags Outlet

or reaches out to gays and lesbians,

Michael Kors Handbags Outlet

a provision that would ensnare rights groups and others providing

Louis Vuitton Outlet

services to lesbian, gay,

True Religion Outlet

bisexual and transgender people.